Глава 7. Закрепление опыта и улучшение медитации

 

7.1. Определение ума как открытого и непроисходящего

 

     Аналитическое исследование приводит к пониманию природы ума как открытого непроисходящего пространства , отделенного от любых концепций, и превращений времени. Когда добиваются, убрав сильные ощущения блаженства и ясности,  ясного осознание совместно с пустотностью, которое длится сутки, приходит осознание уверенности.  Такое же осознание может прийти, если четко осознавать пустотность каждой мысли. Другими словами, четкое постоянное осознавание истинной природы любой реальности приводит к появлению определённого  осознания совместно с ощущением иллюзорности, который называется «союз видимости и пустоты».  Если начать это процесс преждевременно, опираясь только на концептуальный интеллект, превращает практикующего в выродившегося хвастливого болтуна. Он останется человеком без внутреннего содержания, не понявшим смысла дхармы, но выглядящего реализовавшимся и обманывающего других.

 

     Если же опоздать, то не будет достигнуто знание истинной природы.  Опоздавший превращается в медитирующего, скованного томлением и переживанием и цепляющегося за состояние блаженства.

 

     Природа ума объяснялась выше, кратко подитожим: ум не имеет самостоятельной сущности, его невозможно представить и определить, он не подвержен никаким изменениям, но в нём рождаются все явления, мысли и ощущения.

 

7.2. Слежение за внутренней гранью ума

 

     Развитие медитации зависит от твёрдой убеждённости и веры практикующего в благословение гуру. Кроме искренней веры в гуру, приступающий к практике должен научиться устранять плохое настроение, повысить уровень спокойствия и научиться концентрировать внимание. Он должен удерживать это состояние, не управляя фокусом ума. Когда такое состояние укреплено и не вызывает затруднений,  медитирующий образует едва заметную мысль, не связанную с переживаниями и наблюдает её ясность. Затем эта мысль заменяется на счастливую или, наоборот, мучительную эмоцию. Всё это внимательно наблюдается и проводится параллель между слабой нейтральной мыслью и эмоцией. Обязательно при этом поддерживать нерассеиваемое внимание. Таким образом проверяются все доступные уму видения, мысли и переживания, их сочетания в различных видах. Таким образом,  приходят к уверенности, что сущность любого явления или мысли представляет соединение видимости и пустоты.  Поскольку осознание этой изначальной пустоты  реализовано, исчезает необходимость в подавлении или контроле. 

 

     Нельзя довольствоваться простым интеллектуальным знанием, что природа ума выходит за рамки интеллекта, необходимо достичь несомненного ощущения и воспринять эту предельную реальность непосредственно.  Этот путь описан выше: сначала медитирующий добивается твёрдого удержания внимания на объекте. Затем, когда это достигнуто, он переводит это удержание на  сознание. Для этого он восстанавливает в уме какую-нибудь двойственность и рассматривает её природу, затем он рассматривает таким же образом время  и другие реальности, которые он до того считал «объективными».  Наблюдение ведётся как бы «со стороны», медитирующий наблюдает течение процесса, ни во что не вмешиваясь.  Если в отношении чего-либо не достигнуто восприятие его пустоты, практика продолжается.  Как правило, она длится много дней, и медитирующий приходит к твёрдой уверенности, что всё является чистой, открытой и пустой в своей сущности мыслью.

 

7.3.  Осознание непроисходящей открытости ума

 

   Когда достигается уверенность в изначальной природе любого объекта или явления, медитирующий должен устранить стремление к переживаниям,  всякое цепляние к объекту медитации, устранить само стремление к реализации. То есть, он должен отказаться от всякого стремления понять, познать и медитировать. Он должен дать уму оставаться в естественном состоянии. Когда к нему вернётся сознание, он должен оставить  это состояние неизменным, даже не думая о медитации и приобретённом опыте.

 

     В промежутках между медитациями он должен сохранять неразличающее  сознание. Следует в этот период уклоняться от любого рода физической деятельности, даже выполнения религиозных обрядов.  И во сне медитирующий должен удерживать ум в естественном состоянии. Чтобы ни всплыло в уме, оно рассматривается как проявление пустоты. В таком приятном состоянии и времяпровождении медитирующий проводит много дней.

 

     Если возникло ощущение тяжести, значит он слишком напрягается в стремлении контролировать мысли.  В таком случае надо отдохнуть, ни на чем не концентрируясь.  Если достигнуто безупречное переживание, его сохраняют несколько дней, в течение которых периодические проверяется, не исчезло ли состояние медитации. Если обнаруживается отклонение, следует внимательно изучить его природу.

 

7.4. Пребывание в состоянии определённого сознания

 

     Медитирующий должен соединить в медитации состояние погружения и состояние после погружения и сохранять это соединённое состояние на протяжении дня и ночи. Если всплыло страстное желание переживания, значит он перенапрягся. В этом случае медитирующий должен восстановить медитацию и отказаться от этого желания и даже от мысли об отказе от этого желания. Соединение должно происходить без всякого напряжения. Совершенная медитация основана на совершенном расслаблении. Можно ли устранить угрозу  погружения в бессознательное безмолвие? Когда внимание отпускают, он самопроизвольно становится нецепляющимся. Если сознание после медитации теряется, надо в медитации обратить его на постоянную реальность. Точно так же состояние распространяется и на ночное время. Если спокойное состояние ума упрочнено, он сохраняется и во сне. Это является совершенной практикой, на которую способны немногие.  Обычно во время сна осознание теряют и восстанавливают его при пробуждении.

 

     Когда появляется состояние уверенности в истинной природе, его следует поддерживать непрерывно в течение пяти суток, после которых  следует сделать день отдыха.  Заетм непрерывное удержание увеличивается до семи суток, потом десяти и более суток, каждый раз перемежая практику приятным отдыхом. В конце концов медитирующий превращает практику в один непрерывный процесс.

 

     Целью практики является устранение сильных желаний и двойственности. Если у медитирующего сильный интеллект, он осознает истинную природу ума. Но уверенно сказать так нельзя, так как  это зависит от умения владеть медитацией. С первого раза добиться такого осознания удаётся редко, поэтому практику приходится повторять снова и снова.

 

7.5. Возвышение пути

 

    Когда медитирующий обретает  постижение присущей уму природы, совозникновения видимости и пустоты в состоянии после погружения, только тогда он может поднять процесс осознания на уровень спонтанного преобразования.  Когда медитирующему становится трудно двигаться дальше с помощью добродетельного поведения и внимательности, или же когда он не в состоянии контролировать возбуждённый ум.

 

     Для укрепления практики необходимо испытывать ум в неблагоприятных обстоятельствах. Медитирующий совершает процесс преобразования во время страдания.  Но заниматься такой медитацией можно только после приобретения внутреннего тепла.  Бывает, что, испытав некие возвышенные переживания, неопытные сразу приступают к практике преобразования, не имея никакого  понятия о реализации истинной природы ума. А некоторые вообще принимаются за медитацию, не имея никакого опыта. Это мистики, мотивы действий которых чисто материальные. И, хотя они стойко переносят взваленные на себя тяготы, он просто самодовольные отступники. Истинная цель практики не в чувственных удовольствиях, а достижению соединения всех активных и пассивных свойств ума в одном «едином аромате».

 

     Калачакра запрещает монахам проводить практику преобразования в сексуальном исполнении. Рекомендуется практиковать всеохватывающее великолепие,  победу над неблагоприятными обстоятельствами, или несозидательность. Что касается места практики, то городские монастыри слишком комфортны и в них нет условий для возвышение через страдание.  Ленивый ум невозможно поднять над мучениями и человек проводит годы, утешая себя иллюзиями, будто он медитирует. Но приходит время кризисных ситуаций и он демонстрирует обычные мирские побуждения.

 

     Школа Каргьюпа считает, что преобразования можно добиться за месяц в ужасных условиях стресса. Старые мастера вывели пять условий  преобразования: быть честным с самим собой, упорно сопротивляться неблагоприятным обстоятельствам,  быть способным справляться с ними с помощью устойчивости духа, стремиться к уединению, «отпустить» свои мысли и дать им течь свободно.

 

     При достижении практики преобразования, все спутанные мысли и отвлекающие факторы становятся мощным источником такого преобразования. Но разве предшествующего осознавания тождества всех явлений недостаточно для этого?  Зачем ещё поднимать всё это на уровень самопреобразования? Те, кто способен на мгновенную реализацию, достигают освобождения, воспринимая каждую мысль как дхармакайю. Но идущие последовательным путём должны  применять методы возвышения.  На стадии йоги неразличения можно преобразовать только слабые мысли, сильные могут быть возвышены специальными методами только на стадии йоги одного аромата.  Поэтому специальные методы возвышения особенно важны на высших уровнях йоги.

 

     Суть метода возвышения в сохранении внимания на уровне, соответствующем данной практике. Когда познаётся пустота одной мысли, познаётся и пустота остальных мыслей, ибо их природа одинакова. Для этого, не подавляя блуждание мысли следует установить её тождество; при этом мысли текут свободно, ум не цепляется и не прилипает ни к одной из них; медитирующий оставляет всякие надежды на успех, и страхи ошибиться, как и сомнение относительно результатов практики. Если страх или надежда всё же проявились, надо дать течь им свободно, бесстрастно наблюдая со стороны.

 

     Преобразование может быть применено к мучительным обстоятельствам путём различительного мышления. Вместо того, чтобы стараться подавить запутанные или неблагоприятные мысли, надо взглянуть на них как на средство достижения, поскольку в них можно увидеть природу реальности. Это путь мудрого различения.

 

     Даже те, кто практиковал преобразование, может подвергнуться действию эмоций, которые являются результатом несогласованности мыслей и действующих энергий тела.  Чтобы выкарабкаться из этой ловушки, в особенности из упований и страхов, ум должен пребывать  в бесстрастном состоянии, без всякого намёка на цепляние или прилипание.

 

     Преобразование эмоций достигается согласованием их природы с присущей уму природой в едином аромате, сквозь который пробивается пять трансцедентальных состояний сознания. Желание при этом преобразуется в распознающее сознание; ненависть – в пустоту; невежество – в отражение; зависть – в спонтанное исполнение. Для преобразования следует восстановить в уме эмоцию и довести её до предела и исследовать её природу. Таким образом эмоции переводят  ли возвышают до уровня либо различающего сознания, либо неразличающего сострадания.  Чем более интенсивна эмоция, тем она лучше очищает ум.

 

     Высокие духовные побуждения сами по себе являются препятствием. В результате взаимодействия жизненной энергии (праны) с нервной системой, видения богов, духов, демонов и чего угодно могут появиться перед внутренним взором в результате просто мелькнувшей мысли о них. При этом злобные мужские образы появляются в результате ненавитси, а вожделение – в виде богинь и демонесс.  Медитирующий должен поступать так же, как и в предидущих медитациях – стараться увидеть истинную природу этих видений.  Он должен довести эти видения до предела. Тогда в нём зарождается медитационное состояние. 

 

     Точно так же преобразуются всякие несчастливые состояния и бытовые неурядицы. В том числе и болезни. Чтобы свести мучения до минимума, надо постоянно медитировать на пустоте. Но поскольку наше тело является непреходящей драгоценностью, оставлять его на волю случая недопустимо, поэтому следует использовать и традиционные методы лечения болезни.

 

     Когда медитирующий чувствует приближение смерти, он должен отбросить все привязанности, принять позу льва (на правом боку) либо сесть в правильную позу и со всей силой созерцать образ гуру над головой. Умирание начинается с мучительного осознания, что расстаёшься со всем, с чем жил до этого. Сердце охватывает мучительная тоска и по мере угасания внешнего сознания появляется внутреннее белое или красное сияние и образы нисходящих демонов и демонесс. Если испытаешь отвращение или притяжение к этим образом, преобразование станет недоступным. Надо понять, что это просто мысль. В остальном всё делается как и в предидущих методах. Если в момент умирания медитирующему не удалось достичь просветления через соединение с пустотой, он может сделать это в состоянии бардо (среднем состоянии между смертью и новым рождением).