Это исследование является взглядом уроженца Запада, который занимался йогой под руководством учителя в Индии. Главной целью этого исследования было на собственном опыте узнать, что такое хатха-йога. С этой целью, я путешествовал по Индии и Тибету. Сначала я познакомился с Индией, где встречался и разговаривал с людьми разных профессий и общественного положения, посещал колледжи, библиотеки, музеи и храмы, изъездил горы от Кашмира до Цейлона, побывал во многих крупных городах, таких как Аллахабад, Бенарес, Бомбей, Агра и др. Это заняло у меня несколько месяцев и дало начальное представление о культуре Индии, которое я бы не получил никаким другим образом.

После такого турне, я прошёл курс обучения хатха-йоги, учитывая замечания и критически наблюдая за эффектом практики, чтобы объективно оценить её результат на основе собственного эксперимента, а не только теории. Фактически, я испытывал разочарование, знакомясь с теорией, поскольку то. что содержится во множестве книг скорее озадачивает и ставит в тупик, чем даёт информацию. О реальной дисциплине. Я стал искренним и старательным учеником уважаемого учителя и поселился в ашраме на холмах вблизи Ранчи. Под его руководством я стал приверженцем этой дисциплины...

   Для продолжения моего обучения учитель рекомендовал мне отправиться в Тибет, ибо, по его словам, йога в Индии давно  превратилось в древнее предание, в то время как в тайных  укромных монастырях Тибета это ещё является повседневной практикой. Я отправился в эту страну и мой первый контакт, как и положено в этой дисциплине, произошел со старым отшельником, жившим на границе Тибета, весьма известным человеком, который через переводчика беседовал со мной. благодаря этим беседам, я смог сделать общую опись литературы по ламаизму Тибета и получить общее представление о направлении Карджупа (Каргьюпа). Моя поездка получила высшее воплощение во время моего визита в Лхасу, где я был принят  как воплощение одного из тибетских святых. Это устранило все препятствия и дало мне возможность принять участие в двух религиозных церемониях в храмах Жово-канг и Рамче, по поводу годовщины кончины далай-ламы. Я свободно ходил по Нам-джьяч – мнастырю в Потале и наблюдать различные религиозные церемонии, беседуя с известными ламами из различных монастырей Тибета. Со мной вместе в Лхасе жил монах из монастыря в Сере, который помог мне найти и классифицировать литературу, которую я искал и познакомил меня с обрядами секты Гелугпа, главной секте ламаизма в настоящее время. Некоторое время я находился под руководством другого ламы, настоятеля монастыря в нескольких днях пути от Лхасы, который уделял мне ежедневно некоторое время и мы обсуждали с ним верования и обряды секты Карджупа и их отличие от обрядов других сект.

   Я постоянно во время моего пребывания в Лхасе, общался с различными ламами и проверял и перепроверял свои записи. Конечно, такого рода знания не могли не быть поверхностными, но они помогли интерпретировать мои практические знания и глубже понять, чем в их жизни является йога.  Однако, я не собираюсь излагать здесь свой тибетский опыт, поскольку он является только фоном  моей индийской практики. Любая попытка показать достоинства практики йоги будет тщетной, даже если написать тысячи томов с использованием всех правил логики и ораторского искусства. У современного человека сомнения и вопросы всё равно останутся.  Вместо этого я просто дают подробный отчёт о тех технических приёмах, которым меня обучали, чтобы дать западному человеку представление о деталях типичного восточного курса хатха-йоги; при этом я сопровождаю своё описание относящимися к делу ссылками на классические тексты, чтобы критический читатель мог знать теорию и практику и увидеть, насколько близко практика совпадает с традицией. Основные тексты, по очевидным причинам, являются переводами. Это «Хатха-йога прадипика» в переводе Панчама Сингха; Гхеранда-самхита» в переводе Шри Чандра Васу и «Шива-самхита» переведённая Рай Бахадур Шри Чандра Видьярнавой.

     В тех местах, где перевод мне кажется сомнительным, я допускаю отклонения с целью согласования  с текстом. В Индии я не выставлял себя академическим учёным, пытающимся расследовать интимности древних культов, вместо этого я стал учеником, идя по этому пути телом и душой. Я не скрывал того, что хочу «попробовать на зуб» эту практику. Это потребовало участия во многих религиозных церемониях, поскольку в Индии каждый погружен в формальности обрядов и ритуалов, хотя теоретически они и не признаются существенными факторами практики.  Но я старался полностью подчиняться всем традициям, поскольку желание детально изучить процесс у меня было велико, и я полагал, что это позволит мне более полно понять йогу.

     О взаимоотношениях ученика и гуру (учителя), которые определяют успех практики, говорится в Шива-самхите, III, 10-19: «Теперь я расскажу, как добиться успеха в йоге, причём узнав это, йог никогда не потерпит неудачи. Только знание, переданное гуру его устами, является могучим и полезным; в противном случае оно становится бесплодным, слабым и тягостным. Тот, кто увлечён любимым занятием-знанием, доставляет удовольствие своему гуру и легко достигает плода этого знания. Нет ни малейшего сомнения в том, что гуру - это отец. Гуру – это мать и даже Бог и ученик ему должен служить во всём мыслями, делами и словами. Ученик добивается всего хорошего для себя бескорыстностью. Поэтому ежедневно следует служить гуру  и нет ничего более благоприятного…

      Тот, кто управляет собой, поистине добьётся успеха через уверенность и ничто другое не способствует успеху. Йогой следует заниматься с верой в неё, тщательно и настойчиво. Те же, кто предаётся чувственным удовольствиям, держатся в плохой компании, не верят в йогу, не уважают гуру, обращаются за помощью к обществу, предаются обману и притворству, пустым сварам, жестоки в речах и не приносят удовлетворения своим учителям, никогда не добьются успеха. Первое требование успеха – искренняя вера в то, что успех будет достигнут: второе условие – вера в силу йоги; третье – уважение к гуру; четвёртое – соблюдать уважение и равенство; пятое – обуздание своих чувств; шестое – воздержанность в еде. Нет никакого седьмого условия. Человек, получивший наставления в йоге от гуру, должен заниматься упорно и серьёзно и верой в порядок, установленный гуру».

     В другом тексте говорится: «Успех не может быть достигнут заимствованием особой одежды, его нельзя добыть рассказыванием историй. Только занятия являются средством преуспевания. Это истинно и не вызывает сомнений. Асаны, различные дыхательные приёмы и другие превосходные средства – всё это должно применяться в занятиях хатха-йогой. И не раньше этого будет сорван плод раджа-йоги» (Хатха-йога прадипика, I, 68-69).

     Основным моим литературным гидом был текст «Хатха-йога прадипика» и я буду придерживаться такого порядка изложения, который представлен в нём. Чтобы не доставлять читателю трудностей с поисками соответствующих мест в других текстах, я буду приводить цитаты из всех трёх книг, указанных выше. Это покажет, насколько они соответствуют друг другу и, одновременно, познакомит читателя со стилем изложения хатха-йогических трудов.  Когда комментарии помогают понять суть рассматриваемого вопроса, я делаю их коротко, если же формулировки не имеют существенного значения для практики, я их опускаю, не обращая внимания. Много странных утверждений, относящихся к чудесному и неестественному, становятся ясными по мере продвижения в практике, поэтому я рекомендую не отвлекаться на то, что не относится прямо к практике. Я старался как можно яснее комментировать свою практику выполнения асан и некоторых мудр. Текст предусматривает порядковость описания асаны.

     Я глубоко обязан моим учителям в Индии и Тибете, имена которых я здесь не привожу, поскольку они не желали огласки. Приношу также искреннюю благодарность профессору Шнейдеру за всестороннюю поддержку и ценные указания при написании этой рукописи, и профессору Г. Циммеру за его ценное руководство и техническую помощь.

Теос Бернард,

доктор философии, магистр искусств

Вы можете  эту книгу скачать себе.